ПРЕССА О РУССКОЙ ШКОЛЕ ХОККЕЯ

28 мая 2015

Даниил Марков пошёл в школу

Спросите любого хоккеиста, решившего завершить карьеру, о его первых днях «после», и он вам скажет, что самое тяжелое – это когда просыпаешься утром и тебе не надо никуда идти. Не все выдерживают это испытание – история знает немало случаев, когда люди не находили себя в постхоккейной жизни и уходили в традиционный русский астрал.

 

Прекрасный в прошлом защитник Даниил Марков какое-то время назад тоже просыпался по утрам и понимал, что сегодня не надо никуда идти: не будет ни тренировок, ни матчей. И завтра не будет. Нет, Даниил еще не принял окончательного решения, завершать ли карьеру в профессиональном спорте, но все идет к тому, что клубный свитер ему надевать не придется. И, к счастью для него и, смею уверить всех, для российского хоккея, у чемпиона мира практически сразу после неофициального окончания карьеры появилось дело, в которое он окунулся с головой – Даниил Марков начал осваивать тренерское ремесло. Он уже провел два тренировочных лагеря в Твери и Лондоне, а в эти майские дни в Сокольниках заработала его школа защитников.

«Речка, небо голубое 
Это все мое родное 
Это Родина моя 
Всех люблю на свете я!» 

Даниил выходит с тренировочного катка, щурится под жарким солнцем и цитирует знаменитое четверостишие из «Брата-2». 
– В  родной дом вернулся, понимаешь, – многозначительно говорит он мне, – здесь мне каждый кустик знаком.

И усаживается на лавочку немного передохнуть между тренировками. 

Не надо быть физиогномистом, чтобы понимать: Даниил испытывает огромное удовольствие от того, чем сейчас занимается. А занимается он с мальчишками разных возрастов, проводя с ними интенсивные тренировки и пытаясь научить уму-разуму. Работает он так же, как когда-то играл, вкладывая в процесс всю душу. Без устали объясняет молодым парням, как надо делать то или иное упражнение, при необходимости показывает сам и ни секунды не стоит на месте. Он переодевается с ними в одной раздевалке и использует любую возможность пообщаться с молодым поколением, сказать что-то важное, то, что пригодится в хоккейной жизни – уж кому-кому, а Даниилу Маркову есть что рассказать.

- Понятно, что из предложенного нами ребята многого не умеют, не знают и первый раз об этом слышат, – говорит Даниил после окончания очередного рабочего дня. – Но ничего страшного, меня больше радует, когда в конце нового или необычного для них упражнения они начинают мыслить, соображать и делать все правильно. Сразу ничто не дается, самое главное, что ребята стараются, если тяжело – терпят. Мы, кстати, воспитываем еще и волевые качества, характер. Понимаю, что за пять дней многого не дашь, но основные вещи, азы игры защитников, они должны усвоить.

- В чем самые большие пробелы у тех ребят, с которыми вы занимаетесь? 
- Проблемы с позиционной игрой, многие не знают, что защитник всегда должен быть лицом к шайбе, а его клюшка – на льду. Все эти вещи мы корректируем. На третий день работы я вижу прогресс, вижу, что они прислушиваются к тому, что мы говорим. В первый день ошибок было много, приходилось постоянно подсказывать. Сейчас уже у них поднята голова, это радует. Значит, не зря работаем. Но дальше будет зависеть от них.

- Что вы сказали им перед первой тренировкой? 
- Сказал, что они пришли учиться. Да, у них в силу возраста разный уровень мастерства, кто-то лучше катается, кто-то лучше владеет клюшкой и коньками, но они не должны сейчас на это обращать внимания, а стараться правильно выполнять упражнения, которые мы им предлагаем.

- Чему вы можете за пять дней научить молодого парня? 
- Уверен, что от трех до пяти самых важных действий он отсюда вынесет. Понятно, что игра защитника этим не ограничивается, но, к сожалению, у нас не так много времени. Конечно, всегда легче учить человека, у которого уже есть определенный багаж знаний и умений. А если нет, то мы должны хотя бы сначала дать ему основные навыки.

Вместе с Даниилом на льду работают еще три тренера. Но прежде чем надеть коньки, молодые игроки отправляются в спортзал и почти час занимаются йогой – Марков говорит, что для общефизической подготовки она очень полезна. И только потом хоккеисты выходят на лед в свитерах с номером 55 на спине и отчаянно «пашут» почти два часа. 

Именно «пашут», так как за это время у них есть лишь один перерыв на 15 минут для подготовки льда, а все остальное время они выполняют одно за другим различные упражнения, совершенствуют технику катания и получают тактические установки по игре в обороне. Дело это, как мы понимаем, государственной важности: последний чемпионат мира вдруг заставил нас ужаснуться тому, что на всю Россию к решающему матчу осталось всего шесть защитников.  

- Всегда были, а сейчас не стало? Переродились? – задает риторические вопросы Даниил. – Надо работать, тренироваться, учить детей правильным вещам с юных лет. Ребенок уже в десять лет должен владеть основными навыками игры защитника, а у нас в четырнадцать многие ничего не знают. 

Школа защитников Даниила Маркова работает под эгидой «Русской школы хоккея». Несколько лет назад этот проект стартовал в Твери, и, разумеется, нашлось немало скептиков, говоривших тогда, что ничего путного из этого не получится. Но я сейчас не буду повторять пословицу про собак и караван, скажу лишь, что в активе «Школы» уже несколько удачных тренировочных лагерей в самой Твери, Сочи, Ейске и даже Лондоне, где приезд Маркова вызвал ажиотаж едва ли не больший, чем рождение ребенка у английской принцессы Кейт Миддлтон. На очереди еще несколько проектов в других городах, там, где нет большого хоккея и исторически сильных спортивных школ.

- Наши занятия – это своеобразный вариант репетиторства, факультатив для тех, кто хочет далеко пойти в хоккее, – говорит один из идейных вдохновителей проекта Роман Дубов. – Мы много ездим по миру и следим за всеми новыми веяниями, что происходят в подготовке хоккеистов. Привозим на наши тренировки специалистов из Северной Америки. В следующем сезоне совместно со Шведским институтом хоккея хотим провести школу для вратарей. Кстати, вы знаете, что в Швеции до 10 лет никто не разделяет детей по амплуа, все занимаются вместе? И только потом тренеры решают, кому где играть. А у нас чуть ли не раннего детства определяют, кто защитник, а кто нападающий. Но ведь это неправильно. 

И добавляет: 
- Мы не хотим просто собирать деньги для галочки, нам важно дать молодым игрокам хорошие навыки, используя самые современные методики. Работать спустя рукава у нас нет возможности хотя бы только потому, что в следующий раз нам никто не заплатит.

- Наша лояльность – около 60 процентов, – говорит, в свою очередь, директор «Русской школы хоккея» Евгений Рычков. – То есть 60 процентов игроков, однажды побывав в нашем лагере, в этот же год приезжают к нам снова. Это очень хорошие цифры. 

В Лондоне на занятия «Русской школы хоккея» пришли местные тренеры вместе с теми, кого они обучают – для них это бесценный опыт и возможность узнать что-то новое. Но у России своя «особенная стать» – подобные тренинг-кемпы во многих наших городах представители детских школ воспринимают как соперников. С таким ревностным отношением организаторы «Русской школы хоккея» недавно столкнулись в Сочи. Хоккейный клуб, дебютировавший в этом сезоне в КХЛ, с энтузиазмом откликнулся на приглашение принять участие в тренировках, Алексей Крутов, Тимофей Шишканов и Дмитрий Швиденко провели мастер-класс, но самое грустное, что практически никого из местных мальчишек на тренировке не оказалось.

- Нас попросили оставить 15 мест в лагере для сочинских мальчишек,– рассказывает Рычков. – Приезжаем и видим, что местных никого нет. Затем родители подходят к нам и говорят: тренеры сказали игрокам и их родителям, что те из них, кто придут в «Русскую школу хоккея», не будут играть в команде. О чем это говорит? Это боязнь, что тебя как тренера сравнят с кем-то другим и сделают выводы, которые тебя не устроят. Разве ребенок – это актив того или иного тренера? С этим мы сталкиваемся регулярно. Приезжают дети и просят: «Вы нас не фотографируйте, иначе у нас могут возникнуть проблемы». 

- У тренеров начинается ревностное отношение, – продолжает тему Роман Дубов. – Они видят наши занятия и понимают, что уже потом ему нельзя будет прийти и просто бросить шайбу на лед. В Англии все тренеры пришли из разных возрастных групп и еще детей привели: для них приезд чемпиона мира из России – невиданное дело, и они готовы учиться. У нас же есть ревность, хотя мы ни с кем не конкурируем, не ведем агентскую деятельность, не пытаемся ни у кого отобрать хлеб. Если человек поет в хоре, это не значит, что в какой-то момент ему надо запретить немножко попеть с Кобзоном. Наверняка ведь от общения с мэтром он многое почерпнет. И руководитель хора не должен этого бояться. 

В Москве попеть с Кобзоном, то есть позаниматься с Даниилом Марковым, молодым игрокам никто не запрещал. Ставлю себя на их место и понимаю, что они счастливые люди: побыть в одной раздевалке с одним из харизматичных защитников нашего хоккея, послушать его небанальные мысли, получить его советы и увидеть с расстояния пары метров, как надо поступать в той или иной игровой ситуации – бесценно. Возможно, не сейчас они это осознают в силу возраста. Но позже поймут: такими моментами в жизни надо дорожить. И брать от таких людей, как Марков, по максимуму. 

...Уже расставаясь с Даниилом, я задал ему вопрос, который, как говорится, многое объясняет: 
Правда ли, что свой гонорар за работу с молодыми игроками вы отдаете на благоворительность?  
- Есть много детей, которым помощь нужна была еще вчера. И если мои средства помогут кому-то справиться с болезнью, будет здорово. Для кого-то из моих коллег-хоккеистов это, возможно, станет хорошим примером. Но я не хотел бы об этом распространяться. 

Владимир САМОХИН, статья опубликована на http://fanzone.khl.ru/news/22603/